Много историй из жизни духовенства Коми края поведала мне сыктывкарский краевед Анна Малыхина. В одну из наших встреч Анна Георгиевна показала фото родного дяди писателя Варлама Шаламова – священника села Вотча (Республика Коми) Прокопия Шаламова, и его супруги Марии. На снимке запечатлен высокий стройный юноша с копной непослушных волос, на руку которого опирается хрупкая барышня. На обороте фотографии надпись: «Супруги Шаламовы, г. Великий Устюг, 1899 год» – счастливый год, когда родилась новая священническая семья выпускника Вологодской духовной семинарии Прокопия Шаламова и 17-летней Марии Роговой, окончившей Устюжское епархиальное училище. Сразу же после венчания молодые отправились на родину мужа в село Вотчу Устьсысольского уезда, где Прокопий Шаламов стал служить священником в церкви Рождества Пресвятой Богородицы.

Храм Рождества Пресвятой Богородицы, где служили предки Варлама Шаламова Храм Рождества Пресвятой Богородицы, где служили предки Варлама Шаламова     

Сельский летописец

На въезде в Вотчу указатель сообщает, что известна она с 1380 года. Местное предание говорит, что на возвышенностях села Во­тчи насчитывалось тридцать три чудских городка и один для пре­бы­вания князя – знаме­ни­тое чудское городище, укреп­лен­ное огромной дере­вянной сте­ной с зубцами и железными во­ро­тами.

Прокопий и Мария Шаламовы Прокопий и Мария Шаламовы     

Подробная история удивительной Вотчи, в начале своего существования языческой, а после миссионерских трудов святителя Стефана Пермского в этих краях – православной, была бережно собрана местным батюшкой Прокопием Шаламовым и издана под названием «Церковно-историческое описание Вотчинского прихода» в 1911 году. В предисловии к книге отец Прокопий пишет: «Цель изложения настоящей брошюры – дать знать будущим членам приходской церкви и прихожанам о прошедших днях своей приходской церкви и прихода, а также дать краткое пособие для будущего историка Православной Церкви и русского царства».

Новейшая история

Сегодня в сельском поселении Вотча, в состав которого входит еще несколько деревень, проживает около 200 человек. Село встречает нас черными коми избами, в которых выросло не одно поколение вотчинцев. Испокон веков здесь живут Старцевы, Мальцевы, а род Молчановых, как сообщила его представительница, библиотекарь села, Анастасия Молчанова, поселился в Вотче 300 лет назад. Незримые нити связывают малую родину с бывшими жителями села, которые, даже покинув Вотчу, все равно возвращаются сюда снова.

Село Вотча Село Вотча     

А вот молодежь из-за отсутствия работы покидает родные места. В результате закрылись в Вотче детсад и школа, а вотчинская детвора в составе 20 человек переведена лошадь для продолжения воспитания и обучения в соседний поселок Первомайский. Может быть, еще и поэтому так пустынно на улицах села, и только яркая детская площадка напоминает, что маленькие жители Вотчи где-то неподалеку. А вот клуб, администрация, библиотека работают в полную силу. Приятным открытиям для нас стало то, что излюбленным чтением вотчинцев является православная литература: полка с этими изданиями оказалась пустой – все разобрали читатели. И это несмотря на то, что сегодня своего православного храма в селе нет…

Храм-мученик

Развалины старинной каменной церкви Рождества Пресвятой Богородицы возвышаются в центре села Вотча и видны издалека. Выходим из машины, чтобы просто полюбоваться прекрасной картиной. Подъезжаем ближе, и тихое волнение, готовность к встрече с чудом, сказкой сменяют боль и горечь, вызванные страданиями храма. Попасть внутрь церкви можно через выломанные окна, а вход в храм сегодня скорее напоминает лаз в пещеру. Стены испещрены посланиями потомков. Но в целом в разрушенном храме царит порядок, хотя в некоторых его частях находиться уже небезопасно из-за угрозы обрушения свода.

Вход в храм сегодня скорее напоминает лаз в пещеру

Доступ на второй этаж церкви кто-то из местных жителей заботливо перекрыл – ведь там, в верхнем храме, еще сохранились фрагменты росписи, выполненные в начале прошлого века устюжским художником Жилиным.

Фрагменты росписи верхнего храма Фрагменты росписи верхнего храма     

В моем архиве есть фото этого же храма, но 10-летней давности. Да, многое изменилось с тех пор: крыша Божьего дома в то время еще не служила приютом для местной флоры, а сегодня здесь уже вырос лес. Без труда тогда мы смогли подняться и на второй этаж, чтобы увидеть старинную роспись. Теперь полюбоваться сохранившимися фресками можно только с улицы через выломанные оконные проемы.

От ветра вновь прячемся в разрушенном храме, где исполняем тропарь Рождеству Пресвятой Богородицы. Потом здесь, в умирающем храме, единственном свидетеле жизни и подвига вотчинских Шаламовых, рассказываю о них своим спутникам.

Бессеребренник Николай

Дед Варлама Шаламова Николай и дядя Прокопий служили в суровом северном краю. О. Николай Шаламов начинает служить в Вотче с 1867 года. Подробнее о том, как дед писателя появился в заповедном уголке Коми края рассказала мне Анна Малыхина: «О. Николай Шаламов прибыл в Вотчу из Устюжского уезда, где отец его Иоанн Шаламов служил священником при Шасской Васильевской церкви, а дед Максим Харлампиев Шаламов в конце XVIII века служил дьячком в городе Великом Устюге».

Семья у отца лошадь для росписи Николая и матушки Татьяны была большая, супруги воспитывали шестерых детей. Подробности служения отца Николая в Вотче сохранились благодаря неутомимой деятельности сельского летописца, его сына и преемника – иерея Прокопия. В некрологе «Венок на могилу доброго пастыря» Прокопий Шаламов рассказывает о своем отце-свя­щеннике: «Тяжел ка­зался подвиг служения в незна­комом краю и чужом народе. Нерадостны были первые впечатления по прие­зде к месту слу­жения: обши­рный неуст­ро­енный приход, разбросанность деревень при полном отсут­ствии сносных путей сообще­ния; хотя и родной по вере, но чуждый по языку народ, полное невеже­ство и темнота его, не­у­с­тро­йство по храму. Сколько пре­дстояло забот, труда, эне­ргии, сколько душевной крепо­с­ти, чтобы не пасть духом...»

Первым делом отец Николай позаботился об образовании паствы и открыл в своем бедном доме школу грамоты. И дол­гие годы, вплоть до 1881 года, когда было открыто в селе зем­ское училище, он препо­давал в ней безвозмездно нача­тки гра­мотности и христиан­ского уче­ния.
Другая забота батюшки – благоустроение прихо­д­ского храма. Вот как отец Прокопий рассказывает об этом: «С 1876 года по 1879 год он собирает поже­р­т­во­вания и строит каменную ог­раду вокруг храма с прек­рас­ной железной решеткой и двумя входными воротами изящной архитектуры. С 1880 года изы­с­кивает средства и покупает в 214 пудов благо­вестник, кото­рого могучий звон разносил­ся по дальним дере­вням прихода, возвещая им время молитвы. Через семь лет строит в теплом храме новый иконостас с хо­рошей резьбой и высокой позо­лотой. В последние же годы слу­жения вещественным памя­т­ником неусыпной энергии и па­с­тыр­ской ревности является за­ново отремонтированный и рас­ши­ренный каменный клад­би­­ще­нский Стефановский храм (Стефановский храм из-за угрозы обрушения свода был разрушен – Н. П.)».

Так выглядел храм села Вотча 10 лет назад Так выглядел храм села Вотча 10 лет назад     

Благодаря воспоминаниям сына стали известны и подробности служения отца Николая, ко­торый и в полуночный час, и в метель, и в грозу, под дождем и сне­гом, по болотам и тря­синам, без малейшего заме­дления шел пешком за много верст уте­шить Святыми Тайнами больных и умирающих.

После него не осталось никаких денежных средств и имущества, кроме скромного домика на церковной земле

3 ноя­бря дня 1910 года в 10 часов ве­чера мерные удары коло­ко­ла возве­стили жителям села Во­тчи о кончине 83-летнего ста­рца-пастыря иерея Божия Николая Шаламова. Похоронен отец Николай был в ограде родного храма. После него не осталось ни­каких денежных средств и имущества, кроме скромного домика на церков­ной земле.

Прокопий Шаламов

Проко­пий Ша­ла­мов продолжил тра­диции своих пре­д­ков и был рукоположен в свя­ще­н­ники в 1899 году, заступил на мес­то сво­его отца и служил в этом звании так же, как и отец, 32 года до своей трагической сме­р­ти. Богослужебная деятель­ность батюшки и его работа как историка в таежном уголке Коми не осталась незамеченной – об этом свиде­те­льствует множе­ство церко­вных наград, которых был удостоен отец Прокопий, и се­ре­бряная ме­даль Красного Кре­ста «В память русско-японской войны». И при всех своих заслугах отец Прокопий оставался человеком скромным. Такими же старался воспитать и семерых своих детей. В архиве Анны Малыхиной хранится вос­по­­минание быв­шего учителя, пенсионера О.Т. Кушманова, о детях батюшки: «Учил­ся я вме­сте с дочерью свя­щен­­ни­ка Катей Шаламовой, она ни­чем не отличалась от всех оста­льных крестьянских детей, хотя была поповской дочерью, оде­ва­лась также скромно, таким же был и ее брат Сергей». Транспортом батюшке служила его белая лошадь, а в хозяйстве священника также имелось несколько коров.

Арест

Как дальше складывалась жизнь отца Прокопия, удается восстановить по данным архивов. Прокопия Шаламова аре­с­то­­вали 25 января 1931 года, в ка­честве обвиняемого он был до­п­­рошен 19 января.

Прокопия Шаламова аре­с­то­­вали 25 января 1931 года

В архиве ФСК РК хранится де­ло Шаламова Прокопия Ни­­колаевича, в котором сообщаются некоторые подробности постепенно разворачивающейся трагедии: «Имущество конфисковано в 1930 году, ло­ялен к Советской власти, был под следствием 1922 и 1925 го­дах как подозреваемый в со­к­ры­тии или тормозе сдачи це­р­ко­вных ценностей».   

Сквозь века слышим мы и голос самого батюшки, твердо заявившего следователю: «Виновным я себя не считаю ни в чем, под судом был в 1925 го­ду, обвинялся в том, что буд­то бы тормозил сдачу цер­ковных ценностей, по суду я был опра­вдан. Слухи о паде­нии Совет­с­кой власти и о том, что с паде­ни­­ем Советской вла­сти у ком­мунистов и колхо­зников будут выжигать на спине клейма, я не распространял. Против колле­к­ти­визации сель­ского хозяйст­ва я также не выступал и не аги­­тировал. В части лесозаго­то­­вок я также не говорил ни од­ного слова. На заседаниях церковного совета иногда уча­ст­вую, но это только по вызову це­рковного совета, а сам без приглашения ни разу не бывал. От членов церков­ного совета ан­тисоветской агитации я не слы­­­шал. Больше по делу пока­зать ничего не могу».

В храме села Вотча В храме села Вотча     

Затем следует акт о расс­т­ре­­ле: «1931 года мая 28 дня ко­миссия в составе: зам. нач. СПО Коми обл. отд. ОГПУ Ко­ло­­ванина и уполно­мочен­ного ЭКО т. Савельева, сот­рудника КО ОГПУ Казакова составила настоящий акт о нижесле­дую­щем: с/ числа в 24 часа в мест­ности «Дырнос дор» в полутора километрах от окраины города привели в исполнение поста­но­в­ление тройки ПП ОГПУ СК от 13.05.31 года. Направленные за № 7346/8к в отношении: Морохина Тимофея Тимо­фе­еви­ча, Ракина Ивана Егоро­ви­ча, Нарбекова Солемтана Усмановича, Тыхтило Федо­ра Георгиевича, Лебедева Яко­­ва Дмитриевича, Лама Ми­хаила Павловича, Маль­цева Ивана Степановича, Ермолина Петра Василь­е­ви­ча, Шаламова Прокопия Ни­ко­лаевича. Каковые расстреляны и тру­пы похоронены на месте, о чем и составлен настоящий акт».


Источник: http://www.pravoslavie.ru/99610.html



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Экскурсии по Уралу, туры по Уралу, экскурсии по Лучший сайт для рукоделий

Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи Лошадь для росписи

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ